Александр Гудиев

Тёмное лидерство

Статья о феномене «Тёмной триады» личностных черт (макиавеллизм, нарциссизм, психопатия) о её влиянии на поведение лидеров
Александр Гудиев

Marco R. Furtner, Thomas Maran, and John F. Rauthmann. Dark Leadership: The Role of Leaders' Dark Triad Personality Traits. Сокращенный перевод.

«Тёмное лидерство» представляет собой часть общей «реальности лидерства» и описывает «обратную сторону монеты», эгоистичного и импульсивного лидера, который, тем не менее, может быть столь же эффективным или успешным, как яркие и просоциально ориентированные лидеры.

Долгое время исследования лидерства в основном фокусировались на том, что можно назвать «хорошим» лидерством и до недавнего времени игнорировали его «плохую» или «тёмную сторону» (Higgs, 2009). Моделью для такого «светлого» лидера как правило были люди, имеющие социализированный мотив власти с альтруистическими компонентами. Такие лидеры не используют собственную власть и силу в эгоистических целях, не злоупотребляют ею, а направляют её на благо окружающих. Как правило, в основе такого лидерства лежит харизматическое и/или трансформационное лидерство, а образ, сформированный по отношению к таким лидерам очень похож на образ харизматичных положительных героев.


Закономерно, что в какой-то момент был поставлен вопрос: сколько трансформационных и харизматических лидеров с высоко социализированным мотивом власти на самом деле существуют в повседневном жизни, каков процент таких лидеров в бизнесе или политике (Bass & Steidlmeier, 1999; Conger & Kanungo, 1988)? А вслед за этим, возник и второй важный вопрос: может ли существовать также тёмная сторона идеализированного трансформационного и харизматического лидерства, преследующего эгоистичные цели? Может ли такой «антигерой» формировать привлекательный для своих последователей образ и быть эффективным в своих начинаниях?


М. Маккоби в своей работе «Narcissistic Leaders: The Incredible Pros, the Inevitable Cons» (2000) постулирует, что многие действующий и известные лидеры являются нарциссами. И это – нравится людям. Но откуда берется это очарование антигероями? Согласно Jonason, Slomski, and Partyka (2012), даже популярные персонажи, вдохновляющие миллионы зрителей и читателей, такие как Бэтмен или Джеймс Бонд, имеют в ядре своей личности тёмные черты (Jonason, Li, & Teicher, 2010). Очарование эгоистичного антигероя можно объяснить тем, что они игнорируют существующие законы, игнорируют условности и движимы более высоким персонализированным или социализированным идеалом. При этом «герои» отличаются, скорее, самоконтролем, социальной ответственностью, честностностью. «Антигерои» же – более импульсивны, менее социально приемлемы, эгоистичны и, возможно, даже нечестны. Однако и у тех, и у других усилия имеют четкую социальную направленность (Jonason et al., 2010).


«Тёмное лидерство» представляет собой часть общей «реальности лидерства» и описывает «обратную сторону монеты», эгоистичного и импульсивного лидера, который, тем не менее, может быть столь же эффективным или успешным, как яркие и просоциально ориентированные лидеры. «Тёмные лидеры» обладают очевидными сильными сторонами (например, уверенностью в себе и доминированием). С другой стороны, знание о слабых сторонах тёмных лидерских черт может быть использовано для эффективной борьбы с ними или их нейтрализации.

Необходимо упомянуть, что термины «нарцисс», «макиавеллист» и «психопат» не являются клиническими диагнозами и никак не связаны с психопатологией. Это, прежде всего, маркеры того, что в поведении человека устойчиво проявляются соответствующие паттерны.

Тёмная триада личностных черт


Полхус и Уильямс (2002) ввели термин «тёмная триада личности» для обозначения трех сходных, хотя и отличных субклинических тёмных черт: нарциссизма, макиавеллизма и психопатии. Понятия нарциссизма и психопатии возникли в клинической литературе. С другой стороны, макиавеллизм проистекает из философии и тактических рекомендаций Никколо Макиавелли, политического советника семьи Медичи в 1500-х годах. Несмотря на их различное происхождение, нарциссизм, макиавеллизм и психопатия эмпирически накладываются друг на друга: все они влекут за собой такие проявления, как эгоизм, эмоциональная холодность, двуличие и склонность к манипулированию (Furnham, Richards, & Paulhus, 2013; Paulhus, 2014; Paulhus & Williams, 2002). Тем не менее, нарциссизм считается среди этих трех черт наиболее адаптивной и желательной конструкцией, в то время как психопатия – наименее адаптивной и приемлемой (Rauthmann, 2012). Самые сильные средние корреляции наблюдаются между психопатией и макиавеллизмом, а самые низкие-между нарциссизмом и макиавеллизмом (Furnham et al., 2013).


Особый интерес могут представлять исследования, объединяющие тёмную триаду и межличностное поведение (Rauthmann & Kolar, 2013). Например, Донгвилло и Пинкус (2017) показали, что тёмная триада по-разному проецируется на «межличностный круг» (Interpersonal circumplex, IPC). Согласно концепции IPC, в основе социальных отношений лежат две ортогональные оси: вертикальная (статус, доминирование, власть, амбициозность, контроль) и горизонтальная (уступчивость, сострадание, забота, солидарность, дружелюбие, теплота, привязанность. Нарциссизм характеризуется высоким доминированием, психопатия – смесью высокого доминирования и низкой принадлежности, а макиавеллизм – низкой принадлежностью.


В соответствии с Paulhus (2014), психопатия в концепции «Тёмной триады» в наибольшей степени характерна импульсивность, нарциссизм в этом отношении занимает промежуточное положение, макиавеллизм же, скорее, склонен к самоконтролю (Malesza & Ostaszewski, 2016). Психопатия и макиавеллизм объединяет высокий уровень манипуляций в поведении. В отличие от макиавеллистов и психопатов, которые проявляли большую склонность к негативным стилям юмора (агрессивным, саморазрушительным), нарциссы демонстрировали позитивный стиль юмора (Veselka, Schermer, Martin, & Vernon,, 2010). Кроме того, нарциссизм, по-видимому, положительно, макиавеллизм отрицательно, а психопатия как положительно, так и отрицательно связана с социально-эмоциональными навыками (Nagler, Reiter, Furtner, & Rauthmann, 2014). Таким образом, в среднем нарциссы все еще кажутся более социальными среди тёмных личностей.


Необходимо упомянуть, что термины «нарцисс», «макиавеллист» и «психопат» не являются клиническими диагнозами и никак не связаны с психопатологией. Это, прежде всего, маркеры того, что в поведении человека устойчиво проявляются соответствующие паттерны.

Могут ли носители черт тёмной триады иметь успешную карьеру? Spurk, Keller, and Hirschi (2016) исследовали отношения между тёмной триадой и субъективным, а также объективным успехом в карьере...

Тёмная триада и работа


Число исследований, посвященных поведению носителей тёмных черт личности на рабочем месте в последнее время растет (Cohen, 2016; Harms & Spain, 2015). В метаанализе (245 независимых выборок) O’Boyle, Forsyth, Banks, and McDaniel (2012) исследовали взаимосвязи между тёмной триадой, эффективностью работы и контрпродуктивным поведением на работе (Counterproductive Work Behavior, CWB). Результаты показали, что макиавеллизм и психопатия негативно связаны с рабочими процессами. Все три черты тёмной триады положительно коррелировали с выявленными элементами CWB.


В этом исследовании также учитывались и т.н. «контекстные эффекты», в частности, уровень авторитета и внутригрупповой коллективизм. Макиавеллизм последовательно демонстрировал негативное влияние на поведение на рабочем месте во всех ситуациях (независимо от уровня авторитета и степени коллективизма в группе). Нарциссизм показал более сложную картину: отрицательная связь с производительностью росла пропорционально повышению уровня власти, на котором они находились. Также, нарциссы показали более низкую результативность в организациях с высокой степенью коллективизма, а связь нарциссов с CWB слабела, по мере усиления коллективизма. Была найдена обратная связь между психопатией и CWB. Психопаты, способные занять более высокие должности в организациях лучше контролируют свою импульсивность и антисоциальные тенденции.


Jonason et al. (2012) исследовали связи между тёмной триадой и тактикой манипулирования на рабочем месте. Психопатия ассоциировалась с более жесткой тактикой (например, угрозами), нарциссизм – с более мягкой (например, комплименты), а макиавеллизм – с обоими. По сравнению с женщинами мужчины демонстрировали более агрессивный стиль межличностного влияния. В целом, однако, личности с чертами тёмной триады больше склонялись к жестким, чем мягким тактикам, таким как социальное влияние и манипулирование на рабочем месте. Кроме того, в недавнем экспериментальном проекте Roeser et al. (2016) были проведены исследования связи элементов тёмной триады и неэтичного поведения (операционализированного обманом и ложью). Была найдена положительная связь с обманами для макиавеллизма и положительная связь с импульсивными обманом и ложью – для психопатии. При этом (в данном исследовании) для нарциссизма связи с неэтичным поведением не было выявлено. Это позволяет ожидать, что нарциссизм может быть наиболее социально адаптивным элементом тёмной триады (Rauthmann & Kolar, 2012, 2013).


Могут ли носители черт тёмной триады иметь успешную карьеру? Spurk, Keller, and Hirschi (2016) исследовали отношения между тёмной триадой и субъективным, а также объективным успехом в карьере. Нарциссизм положительно ассоциировался с зарплатой, а макиавеллизм – с лидерским положением и удовлетворенностью карьерой. Психопатия же была отрицательно связана с обоими индикаторами карьерной результативности. Кроме того, черты тёмной триады лидеров могут оказывать определенное влияние на карьерный успех последователей. Например, Volmer, Koch и Göritz (2016) показали в лонгитюдном исследовании, что нарциссизм оказывает положительное влияние на субъективный (например, удовлетворенность карьерой) и объективный карьерный успех (например, зарплата и продвижение по службе). Авторы предположили, что нарциссические лидеры пытаются удержать и вознаградить своих последователей, чтобы получить их признательность. И наоборот, лидеры-психопаты демонстрировали сильное негативное влияние на благополучие последователей и удовлетворенность работой (Mathieu, Neumann, Hare, & Babiak, 2014).



Обобщим представления о проявлениях тёмной триады в Таблице 1:

Таблица 1

[1] Грандиозность – самооценка, характеризующаяся гипертрофированными идеями собственной значимости, превосходства, возможностей и величия. Вера в собственную исключительность, требование от окружающих особого отношения и эгоцентризм
Доминирующие люди имеют более высокую вероятность стать лидерами и получить повышение до руководящих должностей...

Тёмное лидерство


Все три черты тёмной триады связаны с потребностью во власти и имеют ориентацию на социальное доминирование (Hodson, Hogg, & MacInnis, 2009; Jones & Figueredo, 2013). Это согласуется с наблюдением Альтемейера (2004) о том, что доминирующие люди жаждут власти и склонны к манипуляциям. Таким образом, социальное доминирование может быть одним из конструктов, позволяющих отличать лидеров от не лидеров (Mann, 1959). Действительно, доминирование было описано как одна из первых черт, связанных с лидерством (Judge, Piccolo, & Kosalka, 2009). Доминирующие люди имеют более высокую вероятность стать лидерами и получить повышение до руководящих должностей (Сон Хинг, Бобосел, Занна и Макбрайд, 2007). Хотя доминирующие лидеры, в целом, демонстрируют политический и подавляющий стиль влияния, каждая из черт тёмной триады реализуется по-разному. Для нарциссических лидеров характерна сильная эгоистическая направленность (Morf & Rhodewalt, 2001). Лидеры-макиавеллисты – эмоционально более холодные, расчетливые, ориентированные на долгосрочную перспективу (Jones & Paulhus, 2009). Лидеры-психопаты – импульсивны, часто агрессивны и могут демонстрировать элементы асоциального поведения (Williams, Paulhus, & Hare, 2007).


Чтобы приблизиться к феномену тёмного лидерства, нарциссическое лидерство, макиавеллианское лидерство и психопатическое лидерство описаны ниже более подробно.



Нарциссическое лидерство



Согласно Maccoby (2000), многих военных, религиозных, политических и экономических kидеров можно определить, как нарциссов (Rosenthal & Pittinsky, 2006). Часто нарциссические лидеры воспринимаются как высокомерные, авторитарные, стремящиеся к доминированию. При этом, как подчеркивает Rosenthal and Pittinsky (2006) неверно определять их как просто «плохих» или «хороших». Скорее, необходимо учитывать контекст – например, соответствие между нарциссическими целями лидеров и целями организации.



Важную роль в формировании нарциссического лидерства играют такие факторы, как: культурные (например, индивидуалистическая культура), факторы окружающей среды (например, нестабильность, кризис), структурные факторы (например, отсутствие строгого информационного контроля) (Ouimet, 2010). Нарциссические лидеры могут демонстрировать как полезное, так и вредное для организации поведение. Поэтому неудивительно, что многие авторы, изучавшие этот феномен, описывают как светлые стороны, «плюсы», так и отрицательные стороны, «минусы» нарциссического лидерства – смотри Таблицу 2.

Таблица 2

Светлые и тёмные стороны нарциссизма (Judge et al., 2009)

Плюсы и минусы нарциссических лидеров (Mccoby, 2020)

Потенциалы и недостатки нарциссических лидеров (Rosenthal & Pittinsky, 2006)

Rosenthal and Pittinsky (2006) описывают нарциссизм в рамках двух взаимосвязанных моделей лидерства: мотивации власти и харизматического лидерства. Авторы утверждают, что власть является одним из главных мотиваторов для нарциссических лидеров. Потребность во власти также является одной из самых центральных мотивационных тенденций всей тёмной триады. Нарциссическое лидерство связано с определенным подтипом мотивации власти – персонализированной мотивацией власти. Лидеры с высоким мотивом личной власти имеют харизматичный, эгоистичный, агрессивный стиль. Харизма, в свою очередь, является одной из наиболее важных положительных черт нарциссизма (Rosenthal & Pittinsky, 2006).


Grijalva et al. (2015) продемонстрировали, что оптимальный, средний уровень нарциссизма лидеров положительно связан с его эффективностью, а очень высокий и очень низкие уровни нарциссизма, напротив, снижают эффективность действий. Ong, Roberts, Arthur, Woodman, and Akehurst (2016) наблюдали положительное и отрицательное влияние нарциссического лидерства на эффективность лидера и восприятие его окружающими людьми. В начале нарциссы часто воспринимаются, как харизматичные, трансформирующие лидеры, однако их привлекательность падает в процессе совместной с ними работы. Это также согласуется с другими исследованиями, демонстрирующими, что первоначальное положительное восприятие нарциссов уменьшается после длительного взаимодействия (Küfner, Nestler, & Back, 2013; Leckelt et al., 2015; Paulhus, 1998).

Особенную успешность лидеры-макиавеллисты демонстрируют в политической среде.

Макиавеллианское лидерство


Многие исследования (Calhoon, 1969; Drory & Gluskinos,1980; Judge et al. 2009) говорят о распространенности макиавеллизма среди лидеров, выделяя, к и в случае с нарциссизмом, «светлую» и «тёмную» стороны этой личностной черты.


С одной стороны, макиавеллисты стремятся занять руководящие посты, на которых они могут организовывать планировать, координировать и контролировать. С другой – лидеры этого типа часто демонстрируют высокую эффективность в организационном управлении, отчетливую стратегичность мышления, высокую мотивацию к лидерству. Они меньше, чем другие лидеры заботились о повседневных чувствах членов группы, но активнее других действовали в конфликтных и других неблагоприятных ситуациях, демонстрируя более широкий диапазон тактик и вариантов поведения.


Особенную успешность лидеры-макиавеллисты демонстрируют в политической среде. Так, например, президенты-макиавеллисты (в США) имели больше законодательных побед. Хотя нарциссы обычно воспринимаются как более харизматичные лидеры, лидеры-макиавеллисты могут восприниматься как харизматичные при определенных обстоятельствах (например, при занятии очень влиятельных должностей). Например, Deluga (2001) проанализировав истории 39 американских президентов обнаружил связь между макиавеллизмом лидеров государства и проявлениями их харизматического лидерства, а также, с оценкой их эффективности. По данным же Bedell, Hunter, Angie, and Vert (2006) различные черты макиавеллизма можно обнаружить не только у харизматических фигур (типа Джон Ф. Кеннеди или Бенито Муссолини), но и у идеологических (например, Мохандас Ганди, Фидель Кастро) и прагматических (например, Уоррен Баффет, Аль Капоне) лидеров. Авторами работы было обнаружено, что хотя «эго-ориентированные» лидеры демонстрировали более яркие макиавеллевские характеристики, но и прагматичные и, социализированные «альтруистические» лидеры использовали макиавеллевские стратегии.

Никколо Макиавелли (Niccolò di Bernardo dei Machiavelli)

3 мая 1469 — 22 июня 1527

Тёмную сторону макиавеллизма можно непосредственно отнести к наблюдениям Никколо Макиавелли. Чтобы достичь своих долгосрочных целей, макиавеллистские лидеры злоупотребляют своим лидерским положением в личных целях и снижают внутреннюю мотивацию своих подчиненных, связанную с работой (Judge et al., 2009).


Основываясь на результатах трех исследований, Kessler et al. (2010) предложили трехмерную модель макиавеллизма: 1) поддержание власти (например, «Эффективный человек создает основу (своей) власти из сильных людей»), 2) методы управления (например, «Человеку важно знать об ошибках неудачников») и 3) манипулятивное поведение (например, «Поскольку большинство людей слабы, рациональный человек должен воспользоваться ситуацией, чтобы максимизировать свои собственные выгоды»).


Первые два аспекта носят более позитивный характер: сохранение власти и методы управления были положительно связаны с добросовестностью и отрицательно с CWB (Counterproductive Work Behavior), в то время как манипулятивное поведение было положительно связано с CWB. Макиавеллистские лидеры в глазах подчиненных прямо ассоциируются с носителями т.н. «враждебного поведения руководителей» (abusive supervision, «оскорбительный надзор») и авторитарного стиля управления.


Интересные наблюдения связаны с последователями, имеющими высокие показатели по шкале макиавеллизма. В исследовании Belschak, Den Hartog & Kalshoven (2015) было обнаружено, что трансформационное лидерство оказывает положительное влияние на последователей-макиавеллистов. Следуя за таким (трансформационным) лидером, последователи демонстрировали поведение, соответствующее т.н. «гражданское организационное поведение» (Organizational citizenship behavior, OCB). Это поведение, определяемое также как «Синдром хорошего солдата» заключается в готовности к дополнительным трудозатратам и сверхнормативной активности со стороны работника, готовности к действиям на благо организации и других сотрудников, выходящим за рамки должностной инструкции.


Существующие положительные и отрицательные особенности, связанные с макиавеллизмом необходимо учитывать в процессе развития соответствующих лидеров. Эти лидеры достаточно сдержанны в проявлении своих чувств и мотивов, прагматичны и, при этом могут быть достаточно проницательны. Часто они демонстрируют высокую поведенческую гибкость и могут быть отличными бизнес-администраторами. Еще одна компетенция, нередко представленная у таких лидеров – это отличные переговорные навыки (Judge et al., 2009). На «обратной стороне медали» – склонность к манипуляции, обману, эмоциональная холодность, отрицательное влияние на внутреннюю трудовую мотивацию последователей.

Как только психопаты оказываются в организации, они используют различные стратегии самопрезентации для достижения своей цели – подняться на организационную вершину.

Психопатическое лидерство


В отношении организационного лидерства, психопатия является «самой тёмной», а также наименее изученной чертой тёмной триады (Mathieu et al., 2014). Для описания психопатического лидерства широко используется более общий термин – «корпоративный психопат». По оценкам Coid, Yang, Ulrich, Roberts, & Hare (2009), это понятие применимо примерно к 1% всех сотрудников организаций.


Как же психопаты получают руководящие должности в организации? Chiaburu, Munoz & Gardner (2013) показали, что первичная психопатия является важным предиктором карьеризма. Как только психопаты оказываются в организации, они используют различные стратегии самопрезентации для достижения своей цели – подняться на организационную вершину. Лидеры-психопаты объединяются со своими промоутерами и в то же время противостоят своим врагам, которые, по их мнению, препятствуют их успешной карьере. Согласно Babiak and Hare (2006), психопаты делят членов организации на две части: одна состоит из их сторонников, а другая – из их недоброжелателей, считающих их опасными для организации. Соответственно, лидеры-психопаты предпринимают усилия для устранения своих явных или мнимых недоброжелателей. По данным Babiak, Neumann & Hare (2010), среди топ-менеджмента психопатами являются около 4% руководителей. При этом, лидеры-психопаты часто производят впечатление харизматичных личностей, обладают хорошими навыками коммуникации и самопрезентации.


Лидеры-психопаты очень чувствительны к выбору своих последователей, которые должны проявлять к ним абсолютную лояльность. Конформность и надежность подчиненных играет важную роль в успехе лидеров-психопатов. Исследования, посвященные связи между психопатией и различными стилями лидерства выявили следующие закономерности: психопатия положительно связана с попустительским и либеральными стилями и отрицательно – с трансформационными и трансакционными стилями лидерства (Mathieu, Neumann, Babiak, & Hare, 2015; Westerlaken & Woods, 2013). Таким образом, можно сказать, что лидеры-психопаты избегают принятия решений и проявляют слабую заботу о своих последователях. Mathieu et al. (2015) пришли к выводу, что, как и нарциссизм, психопатия скорее связана с процессом занятия лидерской позиции и с формированием впечатления у последователей, но не с эффективностью самого лидера. Mathieu and Babiak (2015) также продемонстрировали, что психопатия лидеров является более сильным предиктором отношения сотрудников (в плане удовлетворенности работой, намерения сменить работу, мотивации к работе), чем при трансформационном и трансакционном лидерстве. Причем эта связь – положительна с т.н. положительно связаны с «оскорбительным надзором» (abusive supervision) и желанием сотрудников сменить работу, а отрицательно – с удовлетворенностью работой.


Таким образом, наличие лидера-психопата на высоких позициях может быть основанием для прогноза различные отрицательных последствий для организаций. Так, например, в исследовании Boddy (2015 a, b) приводились примеры, когда психопатия лидеров на уровне генерального директора приводила к высокой текучести кадров, снижению приверженности сотрудников, замедлению внедрения инноваций, созданию общей атмосферы «корпоративного страха».

Выводы и дальнейшее исследование


Исследование тёмной триады в контексте лидерства – сравнительно новая область, в которой существует несколько направлений для будущих исследований.


Во-первых, в настоящее время нет четкой картины роли психопатии в лидерстве. Результаты многих исследований неполны, а иногда и противоречивы (например, связанные с карьерным успехом). Во-вторых, необходимы исследования, посвященные изучению связи тёмной триады с различными стилями лидерства и такими показателями, как эффективность лидера и производительность последователей. В-третьих, существует тенденция к выделению т.н. тёмной тетрады, в которую в качестве четвертого «измерения» включают субклинический садизм (Paulhus, 2014), однако его роль в процессах лидерства и управления практически неизвестна. В-четвертых, необходимо дополнительное изучение не только тёмных лидеров, но и т.н. тёмных последователей, а также ситуационного контекста их взаимодействия. В-пятых, недостаточно изучены эффекты взаимодействия у пар черт тёмной триады (например, сочетание нарциссических и макиавеллевских черт или влияние макиавеллизма на психопатические черты лидера). Наконец, следует подробно изучить влияние тёмной триады на процессы занятия и развития лидерской позиции.


Благодаря высокому мотиву личной власти, сильной ориентации на социальное доминирование, харизме и навыкам самопрезентации нарциссов, макиавеллистов и психопатов объединяет то, что они энергично и последовательно стремятся к лидерским позициям, особенно, тем, которые напрямую связаны с властью и успехом. Поэтому можно предположить, что множество или, возможно, большинство руководящих должностей занимают личности с чертами тёмной триады. Как отметили Avolio, Walumbwa & Weber (2009), «период, в который вступят теория и исследования лидерства в течение следующего десятилетия, действительно является одним из самых захватывающих в истории этой планеты» (стр. 442). В связи с этим акцент на роли личностных черт тёмной триады может улучшить наше понимание всего феномена лидерства, которое в течение длительного времени определялось изучением только «хорошим» и «идеализированным» поведением лидеров.

Подпишись на рассылку новостей
И узнавай о выходе статей, появлении новых материалов, важных и интересных событиях!